The Wayback Machine - https://web.archive.org/web/20090412122223/http://sanaksar.ru:80/



Каталог православных ресурсов
Рейтинг@Mail.ru

Valid HTML 4.01 Transitional

О монастыре   Контакты Реквизиты Нужды монастыря События Старая версия сайта

Рождество-Богородичный Санаксарский мужской монастырь

Многочисленные паломники из разных городов и весей России устремляются в эту тихую обитель. Душа, исполненная сомнений и многих вопросов, жаждет христианского участия, умного, сердечного совета, а более всего желает прикоснуться к простоте и смирению, мудрости и живой вере старцев.

Монастырь расположился в излучине реки Мокши, в трех километрах от города Темникова, ниже по течению реки. С северной и западной сторон к нему примыкают боры и рощи, с юга и востока за Мокшей - богатые разнотравьем пойменные луга и безчисленное количество больших и малых озер. Монастырь и получил свое название от лежащего в низине у его стен озера Санаксар. История монастыря насчитывает без малого три с половиной века. "Словарь географический Российского государства", изданный в 1807 году, писал, что Санаксарский монастырь "есть знатнейший из всех в той стране, как по заведению в нем строгой монашествующих общежительной жизни, так и по отличному вкусу строения своего и прекрасному местоположению".

Монастырское братство
Беседа с архимандритом Варнавой, наместником Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря.

Отец Варнава, давайте для начала дадим определение: Санаксарский монастырь сегодня - это...

- ...это братство, состоящее из семидесяти двух человек. На территории монастыря, правда, проживает больше - вместе с трудниками у нас около ста пятидесяти человек. (На май 2002 года в братстве монастыря восемьдесят девять человек, а вместе с трудниками - около двухсотпятидесяти. - Примеч. сост.). Три храма восстановлены, в них проходят службы. У нас имеются разные подразделения, которые позволяют монастырю существовать автономно, - столярный цех, слесарно-механический, небольшое подсобное хозяйство, пилорама, теплицы, свечная мастерская. Все это сложилось в течение семи лет трудами братии, а также тех доброхотов, которые приезжают сюда, и, видя необходимость в помощи и братскую любовь, отвечают тем же в меру своих сил.

Свой ответ вы начали с того, что назвали количество братии. Это не случайно?

- Лицо монастыря определяет, конечно, братия. Ведь теперь многие обители восстанавливаются из руин. И туда приходят желающие иноческого жития и соглашаются на все трудности по восстановлению не только камней, но и души, духа своего. Поэтому естественно, что монастырь - это прежде всего братство. Когда есть братство - значит есть прочный фундамент, на котором можно вести строительство.

У вас в обители многие уже приняли постриг?

- Сейчас пятьдесят шесть человек. (На май 2002 года - семьдесят человек. - Примеч. сост.). Я не сторонник такой позиции, что надо выдерживать слишком долгое время в послушниках и не давать пострига. Хотя, с другой стороны, именно в послушничестве закладывается фундамент духовности. Если брат претерпел все испытания и ничего для себя не просил, ни намеком даже, а его как бы Господь продвигал по степеням, то от него, конечно, будет гораздо больше пользы в монашестве, чем от тех, кто слишком рано принял постриг. Помните, наверное, и сами то изречение, когда спросили одного духовного отца, почему нет сейчас святых? Он ответил: потому что нет истинных послушников.

Что дает основание для пострига?

- Претерпение скорбей. Обычно подходит время поста и подводятся некоторые итоги: сколько человек пробыл в послушниках, насколько усерден был в трудах и молитвах, терпелив ли в тех испытаниях, которые ему посылает Господь. Ведь что такое монастырь? Это духовная больница. И монахи уподобляются камешкам, сорвавшимся с горы в бурный поток; когда они дойдут до тихого места - становятся уже галькой. Решение о пострижении принимает духовный собор, куда входят наместник, духовник, благочинный, казначей, эконом, ризничий и один из старейших иноков монастыря. Они рассуждают о брате и если все единодушно приходят к решению, его посвящают. Если же кто-то возражает, принимается решение еще побеседовать с этим братом и понаблюдать за его исправлением.

В одном из мужских монастырей рассказывали, что так, к примеру, испытывают: идет брат на послушание, надо ему обуться, а вместо двух ботинок - ботинок и сапог. Братья так сделали и смотрят, какая будет реакция.

- Такие испытания можно проводить там, где есть рассудительные старцы, которые знают, кому и какую меру послушания назначить. Святитель Игнатий Брянчанинов приводит такой пример: одному брату, в котором старец видел живущее непослушание, велели сажать рассаду корешками наружу, а листьями вниз. Но не всегда такие радикальные меры оказываются подходящими; надо сначала показать добрый пример монашеского жития, а потом уже спрашивать. Надо научить, укрепить, показать пользу такого жития. Святые отцы говорят: не та добродетель, которая есть у тебя, а та добродетель - которую приобрел, заставляя себя смиряться. Вот в чем подвиг.

Кто же такой глава монастыря - воспитатель, хозяйственник, администратор?

- В настоящее время, когда приходится все создавать практически с нуля, наверное нужно именовать нас строителями. И, естественно, администраторами. Раньше было, что игумен мог совмещать обязанности и устроителя монастыря, и духовника. В нынешнее время это невозможно, потому что опыт церковный все же невелик, все мы еще невоспитанные церковно и можем поступать по страстям. Узнав, что келарь склонен к сластолюбию, захотим его убрать с должности. Как и начальника рухольной, который, допустим, скажет, что имеет склонность к красивым вещам. Поэтому правильнее, чтобы был в обители опытный духовник, принимал бы исповедь и помогал брату вести борьбу со страстями.

А кто духовник в Санаксаре?

- По должности у нас духовник схиигумен Иероним (отошел ко Господу 6 июня 2001 года; сейчас обязанности духовника выполняет игумен о. Иоанн). При этом каждый брат имеет право выбрать священника, близкого по духу, с которым может встречаться и во внеурочное время для исповеди. Но по старой традиции в четыре поста все братья обязаны исповедаться у общего духовника.

У вашего монастыря давняя история. Знаете ли вы ее? И есть ли стремление те традиции, которые были в Санаксаре когда-то, возродить?

- Историю монастыря мы знаем. И в меру сил стараемся возродить санаксарские традиции. Это касается продолжительных богослужений, приема паломников. Но все традиции полностью мы, конечно, уже не восстановим. Например, при старце Феодоре братья не имели в келиях огня, ходили в лаптях.

Одна из традиций вашего монастыря со времен отца Феодора Ушакова - старчество. И сейчас ваши старцы привлекают в обитель паломников. Как получилось, что в наше небогатое на опытных духовных отцов время, у вас в обители они есть?

- Внешне все обстояло очень просто. В девяносто первом году, когда монастырь возрождался, владыка благословил служить каждый день. А священник я - один. И тогда владыка собрал монашествующих священников с приходов и прислал сюда. Среди них был отец Иероним. У отца Питирима другая история. Он пришел из Почаевской лавры. Я был удивлен: архимандрит, с многолетним опытом монашеской жизни и вдруг просится к нам в обитель, которая не имеет еще ничего...

Первоначально Санаксар, наверное, привлекал своей тишиной. Но сейчас здесь такой оживленный центр паломничества, что иногда думаешь, как монашествующим с нами тяжело...

- Мы стараемся поддерживать такой настрой, чтобы братия относились с пониманием к нуждам паломников. Пустыня должны быть внутренней, а люди если едут в обитель, значит есть у них нужда. На приходах сейчас ведь священников не хватает, часто службы бывают только по субботам и воскресеньям, а людям и совет надо получить духовный, и помолиться хочется. Где это можно получить? В монастыре. Службы у нас длинные, стараемся все правило вычитывать. Вычитывать - это, конечно, не точное слово. Не вычитывать - моление Богу возносить. Это очень важно, чтобы человек в молитве чувствовал, что он предстоит перед Богом, к Нему обращается с прошением или с благодарением. Когда человек это понимает, он никогда не отойдет ни от Бога, ни от веры в Него, из Церкви не уйдет. А когда человек к молитве как к обряду относится, а внутренне не проникается этим духом, то случись искушение - он легко отпадет от Церкви.

В монастыре все-таки самое главное - служба?

- Когда я учился в Московской Духовной академии, было высказано такое мнение, что центр в монастыре - это храм, а все остальное уж вокруг него строится. В Санаксаре это очевидно как нигде в другом месте: двухэтажный храм стоит, действительно, в центре обители. Церковь - это центр всей жизни монастыря. А по молитвам Господь посылает благодать в сердце человека и необходимую помощь в его трудах.

В то же время бытует такое монашеское присловие, что послушание выше поста и молитвы. Нет ли здесь противоречия?

- Послушание, которое не в нарушение заповедей Божиих идет, действительно, сильнее поста и молитвы. Потому что если человек оказывает послушание во имя Христа, то Господь даст ему и силу молитвы, и все необходимое. Когда каждый человек стоит на своем месте, на своем послушании, свои действия соотносит с тем, что ему благословляется, то все будет нормально в его духовной жизни. С благословения все легко делается, против благословения - всегда неудачи, скорби. Если человек внимателен к своей духовной жизни, он должен все это собирать в сердце.

Как Господь вас привел в монастырь?

- Все было очень просто. Родился в Волгоградской области в 57-м году. Нас в семье было семеро детей. Мама - верующая. До четвертого класса учился под ее руководством, она - учительница младших классов. После восьмилетки закончил ПТУ. Получил необходимые каждому мужчине специальности водителя, слесаря, электрика. Затем была армия. После армии поехал с братом на Дальний Восток на море. Там пришло желание пойти в Церковь, быть священником, чтобы помогать народу, который нуждается в утешении. Написал письмо маме, но иносказательно, чтобы отец, если бы письмо ему попало, ничего не понял. Просил прислать мне необходимые для поступления правила. Решил: если в море выпустят - пойду в рейс, если нет - сразу же уезжаю. В рейс меня не выпустили, я в один день рассчитался и полетел в Москву. Сначала приехал в Тулу к одному батюшке, он мне рассказал о семинарии. В Троице-Сергиевой лавре был земляк из нашего района, он устроил меня трудиться в просфорне до поступления в семинарию. Год я проучился, а затем рассказал одному из духовников лавры о своем стремлении к монашеству. В 1979 году поступил в братство Троице-Сергиевой лавры и пробыл там до 87-го года. Потом по благословению перешел в Данилов монастырь. На 1000-летие Крещения Руси служил уже в Оптиной. Через полгода вернулся в Данилов монастырь, а оттуда по предложению епископа Варсонофия приехал в Санаксар. Это первый из вновь открытых мордовских монастырей. И первая служба здесь была совершена на праздник Святой Троицы в 1991 году. Это совпадение исполнено глубокого смысла, оно было как бы подтверждением того, что сложится здесь братство. Ведь Троица по существу - едина. В этом мы видим залог помощи Божией в достижении нами братского единства.

Беседовала Наталья Огудина. Январь 1999 года.